7 800 777-30-47

Жура, Журой, Журу. (продолжение)

1 Апреля 2019
Привет!

Мы никак не можем остановиться с рассказами про Журу. И зачем — ведь так много есть, о чем рассказать. Продолжаем знакомить вас с нашими виноделами одного из самых важных на мировой карте винных регионов сегодня.

6-1.jpg
Domaine de l’Octavin


Алис Буво, больше известная как l’Octavin, виноделию училась в Бургундии и Бордо, работала затем в Долине Напы и в Чили, но всегда знала: когда дело дойдет до своего хозяйства, тем самым местом станет Жура.

В 2004 она начала свое дело с нуля, купив маленький погреб в Арбуа и пару гектаров виноградников вокруг. Сегодня у нее — гордые пять гектаров шараде, пульсара, труссо и пино-нуара на лучших участках — в En Curon, La Mailloche, Les Nouvelles и Les Corvées, на которых она в иные годы делает бесконечное количество микрокюве.

Алис — винный панк, «марсианка» — знакомство с ней запоминаешь на всю жизнь. Сигаретка в зубах, пышные, как у ведьмы, волосы, балахон-свитер и мужские джинсы… Алис напоминает Патти Смит — убедиться в этом можно посмотрев видео Зева Ровина. Да и сама она, в общем-то, музыкант, бесконечно обожающая Моцарта. Название нашего любимого «дикого» шардонне — Pamina — собственно, и взялось из «Волшебной флейты»: помните любовников Тамино и Памину? Кстати, в этом году Pamina — чистое, похожее на лучшие образцы из Шассань-Монраше, безо всяких шатаний и летучки.

Corvée de Trousseau (с гномиками) — как обычно, в лучших традициях натуралки, мутное снаружи, чистый сок — внутри.

А особенно хочется выделить ее Cul Rond 2016 (ох, знаете, что это в переводе?) — белое вино из пульсара. У нас красное из Пульсара еще не все пили, а тут белое. Во Франции такой редкий тип вин называют «Blanc de la Rouge». Ароматика и структурность красного — а по цвету белое. Всего 60 бутылок на стоке.

Наши звёзды — Jean-François Ganevat
и Philippe Bornard (и его сын-винодел Тони). Жёсткие лимиты, вина — космос.

6-2.jpg

При всей страстности love affair мирового винного рынка с Журой, ни одна из звезд этого региона не всходила с такой скоростью, как звезда Жана-Франсуа Ганва.
Оригинальность, разнообразие и тонкость его вин, сравнения с Coche, Jayer и Dagueneau и километровые очереди и возрастающий год от года спрос. Жан-Франсуа, которого друзья зовут «Фанфаном», а поклонники творчества — алхимиком Журы, делает в деревне Ле Комб от 35 до 45 микрокюве в год.

История Журы сегодня и впрямь неотделима от хозяйства Ганва: работавшего на Domaine Jean-Marc Morey в Шассань-Монраше, Жан-Франсуа в 1998 году вернулся в родные края и занялся семейными виноградниками — на которых его отец выращивал виноград для простых столовых вин. Немного магии, натуральный подход, биодинамика и бургундский стиль работы — и вот уже его вина перешли в разряд блокбастеров для тех, кто может себе позволить их понять. Кроме работы на своих виноградниках Жан-Франсуа и его дочь Анна Ганва делают вина и из винограда близких по духу друзей: не будем забывать, что терруара Журы на всех ценителей попросту не хватает.

Вот, кстати, вино, которое может удивить в прайсе — Pinot Gris Alsace. Несмотря на то, что виноград для этого вина — собственно, из Эльзаса и даже есть АОС региона на этикетке, это самое что ни на есть вино из Журы. Хотя нет, не так. Это — вино от Ганва. Образцовая натуралка, сочное, минеральное и никакого Эльзаса — Жура и ещё раз Жура. В винной карте Pinot Gris Alsace стоит позиционировать как вино из Журы от Ганва и не писать Эльзас АОС. Да, вот именно так: Pinot Gris Ganevat в разделе Жура. Возьмите совет на вооружение — и все встанет на свои места.

6-3.jpg

Philippe Bornard и Tony Bornard

Cтоит жить на планете Земля, чтобы попробовать петнаты от харизматичного холостяка Филиппа Борнара — «бриллианта» Журы.

«Лисичка», уже ставшая легендарной в наших краях, по меткому выражению
В. Басова, «собирает стадионы» и на родине. Подойти к ним на La Nez Dans Le Vert можно было только по блату с внутренней стороны стендов. Кто не пил, срочно берите, пока есть (а есть всего 30 бутылок). Да и кроме петнатов, есть что изучить: 18 кюве из саваньена, шардоне, труссо, плуссара и пино-нуар на семи гектарах в окрестностях деревни Пупиллин в Арбуа.

Его сын Тони тоже начал делать вино — и еще какое! Хотя на бутылках и наклеены этикетки (весьма игривые) Тони, делает вина сын на винодельне отца — и по стилю оно максимально близко к винам Борнара-старшего. И если Филипп делает всего 30 тысяч бутылок, то Тони — и того меньше. Сейчас у нас есть 60 бутылок пульсара от Борнара-младшего, и это чистый земляничный сок.

Кстати, на этикетках у Борнаров всегда значится плусар, а не пульсар. На всякий случай упомянем: плусар — это пульсар на старом местном наречии. Не пугайтесь ;)

В прошлый раз забыли напомнить про наши видео на youtube-канале: а там, между прочим, бриллиант с Овернуа.
 
Пользовательское соглашение
Copyright 2017 Real authentic wine
Сайт содержит информацию,
не рекомендованную для лиц,
не достигших совершеннолетнего возраста.

Больше заказ - больше скидка.

Только на товары с бейджем Акция.

При покупке товаров с бейджем Акция на суммы:
от 50 000 до 199 999 ₽ - скидка 15%
от 200 000 ₽ и более - скидка 30%